loader

Чего боится народная артистка России и почему хочет купить квартиру в Краснодаре, «России. Кубань» рассказала актриса Татьяна Васильева.

— Татьяна Григорьевна, вы часто бываете в Краснодаре?

— Регулярно — уже второй год, если не третий. В среднем раз в месяц бываю у вас.


— Вы приехали в Краснодар с двумя спектаклями сразу, но объединяете их только вы — актерский состав абсолютно разный. Как вы считаете, это востребованность или просто так удобно — играть в разных актерских составах?

— К сожалению, такая ситуация возникла уже давно, как только я стала свободным художником. Это условие рынка, в котором мы оказались. С партнерами, к которым я привыкаю и которых я люблю, я не могу работать в нескольких спектаклях. Партнеры должны меняться, чтобы спектакли лучше продавались, грубо говоря. Я бы продолжала играть с теми, с кем полжизни провела, но не получается. С другой стороны, в этом есть смысл — я узнаю других актеров, их повадки, особенности, приспосабливаюсь к ним. Когда постоянно играешь с одними партнерами, какой-то покой возникает — он опасен. Так что я во всем нахожу плюсы. Чаще плюсы, чем минусы.


— Партнеры, с которыми вы раньше часто играли, и друзья — это равнозначные вещи?

— Нет, абсолютно нет.


— Вы очень активны в Instagram, как и Станислав Садальский — у него очень много фотографий с вашим участием. Это можно назвать дружбой?

— Думаю, именно это и можно назвать дружбой, как это парадоксально ни звучит, с таким человеком, как Садальский. Но я считаю, что он обладает гораздо большими чертами, пригодными для дружбы, именно человеческими. При том, что большинство людей-партнеров не хотят с ним работать. Но это их проблемы. Мне важнее другие вещи в партнере, прежде всего, но и в человеке тоже. Есть вещи, с которыми я не согласна, но я не буду с ним спорить, доказывать, показывать, обсуждать без конца. Я его принимаю таким, какой он есть. Но для меня Садальский, самое главное, — партнер. Мне его очень не хватает. Сейчас у меня с ним три спектакля есть. Считается, что это очень много.

3.jpg

— У вас в Instagram больше 50 тысяч подписчиков, тысячи комментариев. Как вы к соцсетям относитесь? Это для вас общение со зрителем?

— Абсолютно ничего. Я очень старомодный в этом смысле человек, и не хочу себя перепрограммировать. Более того, я очень боюсь комплиментов в свой адрес, не хочу их знать. Когда меня ругают, это абсолютно понятно. Я это могу прочитать, принять, могу переживать, но не обижаться. А все это — пустое, не хочу на это тратиться. Я люблю перелистывать страницы. Сейчас вот читаю книгу, перечитываю «Мастера и Маргариту», и испытываю истинное счастье.


— Говорят, если перечитываешь книгу, видишь в ней другие смыслы. Для вас сейчас «Мастер и Маргарита» открывается с новой стороны?

— Открывается, и я читаю с огромной опаской. Раньше я читала, как заводная, но мало что понимала. Сейчас я уже хоть что-то понимаю, и мне страшновато, потому что я верующий человек. А когда все время Христос на устах у тех, кто не должен вообще его произносить, мне как-то не по себе. Но я продолжаю читать и понимаю, почему это произведение опасное. Почему с ним опасно связываться. Я бы никогда не стала играть в «Мастере и Маргарите», мне страшно. Но я все равно буду продолжать читать, хотя тоже не уверена... я боюсь. Что-то там заложено, есть какая-то тайна в этом произведении.


— Вы читаете чаще всего на гастролях?

— Да, в поездах. Мы выпускаем спектакли в таком режиме, когда нужно очень быстро выучить очень много текста. В основном, я езжу с текстами. Когда заканчивается межсезонье и начинаются репетиции, у меня есть 10 дней, чтобы выучить роль. Я всегда себе даю 10 дней. Однажды я выучила за это время «Орестею» — толстый талмуд стихов. Не понимаю, как это получилось. Наверное, когда ты прав и занимаешься по-настоящему своим делом, помогают силы.

1.jpg

— Нет смысла рассказывать, что гастроли — это непросто. Гостиницы, поезда, самолеты. Как вам удается поддерживать отличную форму?

— Ни для кого это уже не секрет — я уже начала раздражать всех, когда первый вопрос всегда — райдер. Отвратительно отношусь к этому слову, но есть просто моя просьба — чтобы был тренажерный зал в гостинице, чтобы не переодеваться, туда-сюда не мотаться по городу и пробкам. Если нет тренажерного зала, то две гантели по 10 килограммов. Вот мой райдер. И еще кефир.


— Чем вы занимаетесь, когда приезжаете в новый город? Приехали, и с поезда — сразу в зал?

— Да. Если успеваю на завтрак, то ем что-нибудь, и через некоторое время иду в зал. У меня была изумительная прогулка по Краснодару — мы были в новом парке у стадиона. Она на меня произвела сильнейшее впечатление. Воздух, очень красиво, чисто, мало людей, какой-то просто гигантский стадион — не стадион, а римский Колизей. Очень красиво, неожиданно совершенно.

Краснодар вообще контрастный, но мне он очень нравится. Я в нем так часто бываю, у меня такое ощущение, что я должна уже купить здесь какую-то маленькую квартирку, чтобы ни от кого не зависеть и знать, что меня здесь ждет: мое жилье, мой тренажер. Такие мысли у меня бродят в голове. Я привязалась к этому городу. Мне нравится воздух — в нем уже весна чувствуется. А в Москве еще неизвестно, будет ли такое вообще.

— Что вы постоянно берете с собой на гастроли?

— Скажу пошлость, но это кипятильник. Правда, он всегда со мной. Но сейчас трагедия случилась — я его где-то оставила. И когда я что-то теряю, такие мои вещи, без которых... Кипятильник мне даже особо не нужен, обычно всегда дают чайничек в гостинице. Но все равно — это та вещь, без которой я не могу. Еще со мной всегда куча витаминов — полчемодана витаминов и лекарств на всякий случай, от всех болезней, для моих партнеров, для меня. Спортивная одежда, пижама, книжка... и все. Стараюсь быть налегке, чтобы не сдавать вещи в багаж. Но когда гастроли дней на 10, беру чемодан.


— Пару месяцев назад я летел с вами из Москвы в Краснодар и обратил внимание, что вы в гриндерсах, с рюкзаком, в обычной куртке проходите на посадку. Это ваш комфортный образ?

— Это никакой не образ, а элементарное удобство. Пальто теплое на все случаи — от дождя и мороза, — капюшон, спортивная обувь. В перелетах это очень удобно. А рюкзак заменил мне женские сумочки. Хотя у меня их полно, просто коллекция, есть и коллекция одежды, но она мне стала не нужна. Ни сумки, ни одежда, ни украшения. Какой смысл в этом? Все актеры одеваются, хорошие артисты. А такие средненькие — у них шубы, это выход в свет для них, тоже отдельный спектакль. Выйти из самолета с увядшими цветами — это как раз образ: вышла актриса. 

Мне один артист сказал, мой бывший муж: «Что ты так одеваешься? Почему без шубы? Надо в шубе выезжать, ты же артистка. Как об этом не думать: в шубе, с хорошим чемоданом, может даже в шляпе». И я думаю: «Господи, почему я с этим человеком прожила какое-то время, если он так ничего и не понял про меня, по крайней мере?»

— В свое время вы регулярно озвучивали мультфильмы. Почему перестали?

— Не я перестала, меня приостановили. Я озвучивала пару лет назад какой-то американский фильм про зверей, это было очень интересно. Там тоже пробы проходишь: американские продюсеры сидят, им нужно послушать голос, совпадает ли он. Раньше озвучивала иностранные фильмы, я очень это люблю, но не приглашают. Обидно, потому что мне кажется, у меня голос разный может быть — и очень низкий, и очень высокий. Это условия рынка.

4.jpg

— Вы играли в 97 фильмах и сериалах. Глупо спрашивать, какую роль вы хотели бы сыграть еще. Но хотели ли бы вы повторить какую-то роль?

— Хотела бы сыграть «Вишневый сад», который играла очень давно. Не помню, сколько мне лет было, не так уж много. Играла Раневскую. Очень любила эту роль. Мне кажется, что я даже нечто революционное затеяла с ней. Это была вообще первая антреприза в Москве и России, очень богатая антреприза: декорации делали в Италии — каждый цветочек вручную, все было безумно красиво.


— Повторить хотите то же самое? Или как-то иначе сыграть?

— Конечно, по-другому. Я бы ни одну роль не повторила так, как играла раньше. Там очень много досадных ошибок, неправильного моего взгляда.

Я не тот человек, что будет судорожно искать продюсера, который вложится и поверит, что я могу все это сделать, что пойдут люди. Я этим не буду заниматься — только выбираю из того, что мне предлагают.

— А предлагают, я так понимаю, много. Вы постоянно на гастролях. Чаще всего комедии?

— Да, но бывают и трагикомедии, однако комедийная составляющая обязательно присутствует. Люди этого хотят.  Это только сейчас муниципальные театры могут себе позволить, замутить что-то такое. Кстати, я видела «Бесприданницу» недавно. Поставил Дмитрий Крымов в театре у Анатолия Васильева. Позавидовала. Не завистливая, но позавидовала.


— Хотели бы тоже в этом спектакле сыграть?

— Очень. Любую роль в таком спектакле.


— Если нравится спектакль, вы обратитесь к режиссеру в расчете на будущие постановки?

— Нет. Несколько раз обращалась, на это никто не обратил внимание, и я поняла, что это не мой путь. Я та, которой должны принести и предложить. Не потому, что я такая великолепная. Так мне, наверно, положено по жизни. Если я начну что-то просить, ничего не получится — обречено.

5.jpg

— У вас гастроли как в России, так и за границей. Зрители отличаются?

— Конечно. Лучше, чем в России, зрителя вообще нет.


— Вы общаетесь со своим зрителем?

— У меня так сложилось, что мой творческий вечер — он как спектакль. Я одна говорю иногда два с половиной часа. Я начинаю, меня несет, и я перескакиваю с одного на другое. Но я понимаю, что не должна потерять интерес зала — ни на секунду. На личные спектакли приходят женщины, в основном. У них много своих проблем, и я читаю их проблемы. Я знаю, кто сидит в зале. Даже то, как они смеются, как замолкают. Я по-женски с ними разговариваю, что-то из своей жизни рассказываю, чтобы вдохновить. Прежде всего, чтобы они поменьше ели.


— Мой самый любимый фильм — «Самая обаятельная и привлекательная». Вы думали о том, чтобы поучаствовать в интерпретации этого фильма? У нас сейчас многое переснимают.

— Нет-нет! Я это очень не люблю, особенно если это хороший фильм, шедевр. К последним я не отношу то, о чем мы сейчас говорим. Мне предлагали сделать спектакль к очередному юбилею «Самая обаятельная привлекательная», привезти Муравьеву для этого и других актеров.

Знаете, я очень боюсь увидеть актеров, которых долгое время не видела. Не хочу видеть, как актеры теряют форму, набирают старость. Зачем это надо? «Три мушкетера» сняли — старики играли.

— Что для вас значат награды?

— Простите меня, ничего — вообще. И звания, и награды. Раньше я иначе ко всему относилась, для меня это что-то значило. «Ника», «Кинотавр» — все это я ухватила, брошь бриллиантовую мне подарили, какие-то премии получила за картину «Увидеть Париж и умереть». Мне было приятно, что у нее тема серьезная, и сама роль трагическая — я там кончаю жизнь самоубийством. Мне было приятно, что я смогла это сыграть, что не закончила свою карьеру «Самой обаятельной и привлекательной».


— Как вы относитесь к телевидению?

— Отрицательно. Я поняла, что мне свыше дан знак, что я не должна этим заниматься, потому что все это обязательно заканчивается плачевно. Надо заниматься своим делом. Мне не надо было на телевидение ходить, потому что это удел других людей, не актеров — это не актерское дело.


— А если бы вас пригласили в проект единственной ведущей?

— Да, я бы хотела, чтобы это была авторская программа, которую я сама бы и придумала. Чтобы мне никто не мешал, понимаете? Я не выношу базар. Когда все начинают кричат, мне надо убежать. Не могу перекричать, не могу соревноваться — это не мое. Я отойду в угол, кто-то позовет — подойду. А сама не приду.

2.jpg

— Часто вам поступают предложения на участие в фильмах и спектаклях?

— Нет. Меня могут пригласить на роль, с которой непонятно что делать. На роль какой-то неудавшейся учительницы, которая проверяет тетрадки, понуро идет домой. Или эпизод медсестры — тоже с неудавшейся судьбой. Или сыграть бабушку главного героя, подругу главной героини.

Я уже снималась в фильмах, где была главной героиней, и потом опуститься до этого? Зачем? Пусть я лучше останусь так.

— Разве не приятно, что вас зовут на роль, которую никто больше не может сыграть?

— Тогда я должна вылезти из кожи вон. Начинаю доказывать, что я и это вам сыграю. Даже когда роль просто ни о чем, я сейчас все равно это сделаю, поражу вас. Придумаю — и сделаю. У меня от мамы такой характер.


— Ваша востребованность сегодня, насколько я понимаю, за счет спектаклей и гастролей?

— Нет, это спектакли и гастроли сейчас за счет того, что было в кино, по телевизору. Стоило мне там засветиться, в этой программе с этими девушками, с великой Бузовой — не могу не вспомнить ее добрым словом. Как тут же люди пошли, я поняла, что зал готов. Зал мой.


— Как у вас получается стыковать комичный образ на сцене, но достаточно грустного человека в жизни? Возможно, я не прав?

— Я не очень веселый человек. Меня развеселить очень трудно. Но если смешно, то смешно. Вообще я комедийная актриса, меня и учиться принимали как комедийную актрису. Просто так сложилась судьба, что Валентин Плучек — первый режиссер, с которым я работала в Театре сатиры 13 лет — увидел во мне и драматизм. Стал героические роли мне давать. И вот пошло-поехало.


— Вы подписываетесь от зрителя энергией?

— Зритель — самый главный врач для меня. Никто больше меня так быстро не вылечит, не поставит мне диагноз, не снизит температуру, не снимет боль. Когда я выхожу к залу, понимаю, чего они ждут от меня, что я могла бы им дать. А себе сказала, что сегодня ничего не могу, потому что мне совсем плохо, я совсем устала. И вот эти слова настолько опасны для артиста, они запретны. Но бывает, что я себе это говорю. И вдруг выхожу, когда зал еще чуть-чуть светлый, и могу столкнуться взглядом с кем-то — для меня это самое страшное. Я чувствую зрителей и без глаз. Страшно, потому как не знаю, что в этих глазах. Вдруг в них будет: «Зачем я пришел? Опять она».


— Вы правда думаете, что это возможно?

— Конечно, почему нет? Считаете, что все в меня влюблены? Думаю, три четверти меня не любят, включая режиссеров, актеров, просто зрителей. Это естественно и нормально. Мне четверти достаточно. Я их так люблю, и они все пришли. Но все равно очень боюсь. Никогда не смотрю свои фильмы, потому что страшно разочаровываюсь. Вижу их только на озвучке, и должна долго привыкать. Озвучиваю картину с закрытыми глазами: знаю, как говорила тогда — послушала, повторила. И если мне говорят что-то переозвучить, только тогда глаза открываю и смотрю — ненавидя себя, ненавидя. И понимая, что все равно должна это сделать, потому что могу все исправить. Просто я в ужасе от тебя, в ужасе. Поэтому я не могу смотреть в глаза людям. А когда уже закончился спектакль, я понимаю, что сегодня была неплоха.

Рекомендуем

Команда-хозяйка турнира собирала в среднем 61 349 человек за матч. По суммарной посещаемости национальная сборная расположилась на пятом месте.

Июля 17, 2018

В связи со съемками в среду, 18 июля, движение по мосту будет выполняться по временной схеме.

Июля 16, 2018

Опасность формирования смерчей над морем сохранится на Черноморском побережье на участке от Анапы до Магри.

Июля 17, 2018

На празднике, который собрал больше 7 000 гостей и жителей города, выступила группа «Иванушки International».

Июля 16, 2018

Вести. Интервью: театральный критик Павел Руднев

Какой он — современный провинциальный театр? Как зависит альтернативный театр от зрителя и чем могут помочь региональным постановкам зарубежные драматурги?

«Удачный билет» на концерт Дианы Анкудиновой отправляется к своим владельцам

На этой неделе в нашей постоянной рублике победила Ирина Михеева.

Вести. Интервью: болельщик из Техаса Уильям Калвер

Молодой путешественник приехал в Россию посмотреть матчи Чемпионата мира по футболу и заодно посетить несколько очень разных городов: от аутентичной Казани через исконно русский Суздаль к двум берегам Черного моря — Кубани и Крыму, и двум столицам — Москве и Петербургу.

Утро добрым... бывает: казачья станица «Атамань»

Горячий привет из станицы добавит хорошего настроения и позитива в утро четверга. Смотрим!

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: news@kubantv.ru, + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».