loader

Об участии краснодарских активистов в масштабном федеральном проекте по спасению культурного наследия «России. Кубань» рассказали руководитель «Культурного патруля» в Краснодаре Лидия Свиридова и государственный эксперт по охране объектов культурного наследия Виталий Бондарь.

Лидия, в чем задачи «Культурного патруля»?

Лидия Свиридова: Проект запущен по всей России, сейчас в нем участвуют 18 городов. Получилось, что Краснодар — самый южный город, но участвуют вплоть до Востока города и небольшие, но довольно значимые для страны. Проект рожден инициативной группой молодых ребят, которые проехали по нашей стране и заметили, что очень много объектов культурного наследия, достойных заботы и внимания, находятся в плачевном состоянии. У нас есть несколько таких объектов, да. Но когда я смотрела на фотографии, которые делали ребята в других городах, то есть просто руины. К счастью, в Краснодаре все не так плохо. Однако есть объекты, которые по необъяснимым причинам совершенно забыты. И если сейчас не принять меры по их восстановлению, то они могут просто кануть в лету, и больше никто никогда их не увидит.

Миссия «Культурного патруля» заключается в том, чтобы привлечь внимание, в первую очередь, молодежи — как движущей силы — к сохранению культурного наследия.Лидия Свиридова, руководитель проекта «Культурный патруль» в Краснодаре

Виталий, что вы думаете о такой народной инициативе?

Виталий Бондарь: Во-первых, это хорошо. Приятно, что этим занимаются люди молодые. Хорошо, что они не скованы какими-то административными, учебными рамками. Хорошо, что это идет от сердца — это их собственная инициатива. Я получил в свое время звонок, и меня попросили помочь ребятам. Чем смог, я помог. Дальше уже ребята были в свободном плавании. Думаю, стоит поощрять такие мероприятия.

3.jpg

Лидия, вы обошли 12 объектов. Как их выбирали?

Л.С.: Надеюсь, что каждый краснодарец знает о некоторых наших объектах. Например, о Мавританском доме на улице Пушкина, 61. Сейчас я до многих стараюсь донести информацию о том, что у нас в городе была ВДНХ. И для большинства эта новость — открытие. Но сейчас эта территория является закрытой, к сожалению. Максимум, что у нас есть, — это исторические фотографии. Можно найти и современные снимки. Но трудности с тем, что территория закрыта — это очень грустно, потому что на ней есть на что посмотреть. И очень печально, что многие не знают об этом и не имеют возможности узнать. К сожалению, из всего этого большого комплекса только один объект находится в списке объектов культурного наследия.

108647_640-(1).jpg

В.Б.: Не соглашусь. Стоит на охране весь ансамбль, и это не ВДНХ, а Краевая сельскохозяйственная выставка. Если вы посмотрите в официальный государственный список, а не те, что находятся в свободном доступе в интернете и так далее. Можно зайти на сайт Госреестра, я не знаю, зарегистрирован он в реестре или нет. Но то, что он включен в реестр, это сто процентов. И по 73-ФЗ у нас стоит ансамбль Краевой сельскохозяйственной выставки в составе 12 павильонов и входной группы. Там очень интересная входная группа со стороны пересечения улиц 40 лет Победы и Московской. Надо просто более основательно поработать с материалом. Там великолепные павильоны сельхозвыставки, которую потом называли ВДНХ по образу и подобию московской. Конечно, они в ужасном состоянии. Спасибо, что вы привлекли внимание к ним. Будем ждать результатов.

Л.С.: Да, мы будем стараться в дальнейшем более тщательно выбирать информацию. К сожалению, опыта нам точно не хватает. Но у нас очень много энтузиазма. Нам не помешают наставления. Когда мы ищем информацию, в большинстве случаев — наверное, это особенность уже нашего поколения, — обращаемся именно к интернету.

В.Б.: Обещаю клятвенно поделиться всей имеющейся информацией, без проблем. Конечно, вы должны поработать, в архиве Управления по охране наследия, потому что там хранится весь массив учетной документации.


— Вы упомянули Мавританский дом, колоннаду «ВДНХ». Наш телеканал практически каждый год снимает репортажи о плачевном состоянии этих зданий — безрезультатно. Отклик после выхода этих материалов какой-то есть, люди звонят, пишут в социальных сетях, а Управление по охране памятников дает обещания. А потом все затихает. Почему, Виталий?

В.Б.: Наверное, я не могу говорить от имени Управления по охране памятников. Орган государственной власти, уполномоченный в сфере сохранения культурного наследия, — это очень небольшая группа профессионалов. Сейчас вообще профессионалов очень мало, а здесь и численность этого подразделения администрации мала. Там просто физически не хватает людей. У них урезанный штат — это первое. Второе — средств при дефиците бюджета на поддержание, не говоря уже о реставрации, просто нет. По закону, бремя содержания объекта культурного наследия лежит на его собственнике или пользователе. 

Тот же самый «Мавританский дом», вероятно построенный по проекту Ивана Рымаревича-Альтманского в стиле «туркери». Его собственники — люди, у которых нет средств на его содержание. Изыскивать их из бюджетов разных уровней тоже по закону мы не можем. Есть какие-то программы, но они сейчас трудно двигаются. То же самое с домом присяжного поверенного Сербина на Коммунаров, 18. Могу назвать массу таких примеров. Есть и другая опасность — получить вместо реставрации капитальный ремонт под видом реставрации. Мы такие примеры знаем, когда утрачиваются элементы пластического оформления, главного фасада, балконы уходят, уходят надкрылечные зонты. Вроде бы, все нормально, проведена реставрация, а здание изменяет свой вид. Сейчас, конечно, это уже жестко контролируют.

2.jpg

Правильно понимаю, что с тем же самым Мавританским домом нам нужно уже попрощаться?

В.Б.: Нет, ну как попрощаться. Он имеет статус охраняемого законом объекта культурного наследия. Думаю, что если бы он не имел такого статуса, на него нашлись бы какие-то виды у кого-то, кто хотел бы вложить в него средства. Но в этом доме же сделали ремонт. Один из куполов сделали современной оцинковкой кровли — ужасно! Там была роскошная чешуйчатая кровля начала XX века, а сейчас какой-то колпачок надели, непонятно.

Современные технологии реставрации позволяют сохранить подлинный облик объекта вплоть до того, что можно вообще ввести туда новый каркас, усилить конструктивные элементы и снова навесить подлинные фасады. Но это дорого, дорого и долго.Виталий Бондарь, государственный эксперт по охране объектов культурного наследия

То есть, получается, что все эти молодежные проекты, телевидение и все, что мы предпринимаем — это пустой звук, раз нет бюджета?

В.Б.: Понимаете, я могу сейчас с вами согласиться, обломать Лидии и ее друзьям крылья, сказать: «Не занимайтесь этим», — это будет неправильно. Даже одно слово, сказанное в этом направлении, имеет определенную ценность. Я не могу сказать, что сейчас Управление бросится пользоваться всеми этими материалами, потому что работа ведется. В большинстве случаев я скептик, и могу сказать: «Ничего здесь хорошего не будет». Нет. Я считаю, правильно, что есть «Культурный патруль». Знаете, для чего щука нужна? Чтобы карась в пруду не дремал.


Лидия, давайте перейдем к «Культурному патрулю». Я знаю, что у вас был бюджет — целых 7 тысяч рублей. Расскажите, на что потратили?

Л.С.: Пока не потратили, мы бережем все и стараемся искать поддержку, например, если нам необходимо организовать пространство для выставки. Мы хотим провести фотовыставку по объектам, которыми мы занимаемся. Может, и остальные объекты войдут в нее. Мы ищем партнеров, которые согласятся за рекламу или какую-то нашу помощь бесплатно предоставить помещение для выставки. А на этих выходных мы проводили соцопрос — нам было интересно, насколько краснодарцы и приезжие знают памятники архитектуры, интересуются ли ими, что им нравится и не нравится.

1.jpg

Вы не просто ходили по зданиям, вы еще и создавали протоколы на каждое здание, на каждый объект. Проверяли их по 11 пунктам и прикладывали фотографии. Зачитаю эти пункты: ограничение доступа к объекту, наличие охраны, состояние территории вокруг, как в данный момент используется объект, состояние внешнего вида, состояние окон, состояние дверей, кондиционеры и спутниковые тарелки на фасаде, наличие таблички «Охраняется государством», визуальный осмотр внутренних помещений объекта. Скажите, что дальше. Вы подготовили отчет, потом вы его отправляете в головной офис?

Л.С.: Да, его проверяют, и затем мы должны будем отправить в нашу местную администрацию письмо с просьбами и предложениями о том, что можно сделать. Как уже говорилось, таблички — это необходимый минимум, чтобы каждый человек мог хотя бы подойти и прочитать, что это за здание. А еще из предложений, которые хотелось бы внести, касается того самого Мавританского дома. Да, мы не можем его отреставрировать сейчас, не можем напрямую повлиять на его внешний вид. Но там прямо перед фасадом стоит группа мусорных баков — это просто какая-то насмешка над архитектурой. Так нельзя, это просто бесчеловечно и бессовестно, в конце-концов. Мусорку можно поставить где угодно. Почему она стоит перед одним из... Не знаю, насколько уместно слово «шедевр».

В.Б.: То же самое на улицах Рашпилевской, Октябрьской, Красноармейской — мусорные баки стоят рядом с красной линией застройки.

70af89550981280df0ca6b1be7d5dd21.jpg

Виталий, а это кто должен контролировать?

В.Б.: Городские власти, конечно. Думаю, что это совместное дело и городского хозяйства, и архитектуры.


Виталий, вы были советником мэра по охране объектов культурного наследия, но недолго. Ушли с этого поста. Почему?

В.Б.: Скажем, по причине идеологического свойства. Я был не согласен с позицией городской администрации и конкретно мэра. При всем моем уважении к Владимиру Лазаревичу Евланову, как управленцу и очень хорошему специалисту по городскому хозяйству, я был не согласен с тем, что меня, как советника, он не поддержал в моем противодействии незаконному строительству на территории Всесвятского кладбища. Приходом Всесвятского храма без разрешения на строительство, без согласования в государственном органе охраны наследия был построен храм. Он позиционируется, конечно, как временный, но он построен из кирпича. Был сделан в 2012 году проект реконструкции кладбища, который подразумевал воссоздание исторического Всесвятского храма, построенного по проекту академика Черника Елисея Денисовича. 

Между прочим, на эти цели были потрачены деньги налогоплательщиков, проект был не дешевый, он оплачивался из городского бюджета. И мне интересно было, почему городские власти так легко расстались с целостностью этого проекта, ведь он теперь практически утратил силу, точнее, требует доработки. А на это потребуются новые средства налогоплательщиков. И у нас сносят все незаконные строения в городе, не так ли? А здесь, поскольку это храм... Я предлагал это сделать безболезненно, пока он еще не был освящен, пока здание не стало храмом. Тогда это была просто незаконно возведенная постройка. Но администрация заняла другую позицию. Я посчитал, зачем я тогда нужен, как советник, если в первой же сложной ситуации... Нет смысла. Это никакая не демонстрация. Я очень ценю Владимира Лазаревича как специалиста в этой области, но не как политическую фигуру, конечно.


Подводя итог, как вы думаете, Виталий, отчет ребят и наша беседа принесут какие-то плоды?

В.Б.: Да, но я вижу в большей степени развитие этого труда, но уже в других формах. Скажем, для старта — это очень хорошо. Но дальше надо не терять задора и плотно заниматься всеми этими вопросами. Материал для этого есть. А если молодежи нужна поддержка, то я и мои коллеги будут только рады.

Рекомендуем

На ней под единой тематикой представят классические фондовые произведения и работы известных современных художников.

Мая 27, 2018

Восстановительные работы продолжались почти целый день.

Мая 27, 2018

Сегодня, 27 мая, команда встретилась со «Спартаком» из Нальчика.

Мая 27, 2018

Компания «Телекомстрой» уже завершила экспертную проверку двух недостроенных литеров, оценила риски и подтвердила намерение завершить дома.

Мая 27, 2018

«Утро. Завтрак» — зеленые рулетики с творогом Юлии Стеблецовой

Жительница Краснодара прислала нам рецепт, ингредиенты которого не очень сочетаются — но только на первый взгляд.

Утро добрым бывает: краснодарские выпускники

Последние звонки уже зазвучали во всех школах Краснодарского края: путь во взрослую жизнь сегодня начинают 82 тысячи кубанских выпускников.

Куда дует ветер перемен: интервью с мэром Геленджика Виктором Хрестиным

269 дней неиспользованного отпуска — и город, вошедший в топ самых благоустроенных городов России.

В тени Черного: что предлагает туристам Азовское побережье

Сегодня его популярность среди туристов небольшая: страдают и благоустройство, и сервис. По мнению экспертов, повышать популярность этих курортов сегодня необходимо.

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: news@kubantv.ru, + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».