loader

О театре и настоящем российского кинематографа, совмещении профессий актера и продюсера, свежих фильмах и путешествиях «России. Кубань» рассказал народный артист России Алексей Гуськов.

— Алексей Геннадьевич, какие последние города вы посетили, прежде чем приехать в Краснодар?

— Москву, Лондон, где мы были с театром Вахтангова, играли спектакль на сцене театра «Барбикан» под названием «Улыбнись нам, Господи».


— Как зарубежная публика реагирует на спектакли, на вас?

— Знаете, кроме нефти, до сих пор конвертируется культура, потому что мы наследники литературы XIX века и вообще русской культуры. И театр Вахтангова, где я имею честь служить, как говаривали раньше, сейчас на подъеме. Руководит нами режиссер с мировым именем — Римас Туминас. Пресса у нас очень хорошая, Лондон к театру привычен — это театральный город. Times, Guardian поставили нам четверку и четыре с плюсом — очень хорошая оценка для сложнейшей пьесы. Самое главное, пишут, что спектакль делают русские, и так, как мы рассказываем о мире души человека, не может никто.


— Довольны своей работой в Лондоне?

— Безусловно. Кроме русскоязычной публики, было много иностранцев, мы играли с тремя экранами, висящими над сценой. Аплодисменты, полный зал, а билеты не дешевые.


— Вы служили в нескольких театрах. Переход — очень сложный процесс? Почему так получилось?

— Не думаю, что это дурность характера. Вероятно, свойство темперамента, потому что театр... Говорят, что время театра — 70 лет, и все происходит по синусоиде: подъем, спад, подъем, спад. Когда есть руководитель с художественной позицией, с неким куражом внутри, с амбицией, тогда у театра складывается звездный период. И мне очень-очень всегда хотелось быть занятым 24 часа в сутки. Не так давно произошла огромная потеря в театральном мире — ушел Олег Павлович Табаков, который говорил, что за выход на сцену надо еще и приплачивать. Он очень прав, потому что театр сегодня остался одним из островков живого действия, когда на твоих глазах с человеком что-то происходит. Я говорю о хороших образцах театра. Бывает иначе, и есть тоска по совершенству — ее никто не отменял.

Мои переходы из театра в театр объяснить можно так: когда я чувствую, что какое-то время ничего не происходит, и я на сцене думаю про котлеты, то иду в другое место.

— Мы недавно общались с Татьяной Васильевой, и она сказала, что актер всегда должен пребывать в состоянии стресса, чтобы хорошо играть. Вы как считаете?

— Васильева — великая актриса. Но я думаю, дело не в состоянии стресса, потому что это неточное определение. Мне больше нравится формулировка «в тоске по совершенству», в поиске и неудовлетворенности.


— Вы всегда в поиске и неудовлетворенности?

— Мне никогда не нравилось то, что уже закончено и сделано. Никогда не мог пересмотреть ни одну свою работу, мне казалось: «Ой, Господи, опять вот ошибка, вот неправильно. Я же имел в виду другое, почему так сложилось?» В итоге по ходу жизни и карьеры я взял за правило ничего не пересматривать. Всегда, даже в интервью, говорю: «Не спрашивайте меня о прошлом, а спросите, чего я жду, куда сейчас барахтаюсь, что задумываю, что хочется сделать, о мечтах спрашивайте».

Все, что позади, уже свершилось. И ты ничего не исправишь, только можешь чуть оценить свои ошибки и двинуться дальше.

— Если бы появилась возможность исправить, например, переиграть роль в фильме? Вы бы согласились?

— Если говорить про чужие фильмы, то никогда. Потому что это не мое. Свое я бы тоже не смог повторить — это невозможно. На все накладывается мой возраст, мои мысли по поводу жизни. То, чем я занимаюсь, — это способ высказаться. Как это ни печально или нескромно, но если бы вы спросили, для кого я работаю, я бы ответил, как физик Ландау: за государственный счет удовлетворяю собственное любопытство. Мне действительно интересно посредством некоего художественного образа пообщаться, рассказать о времени, о том, что я думаю и чувствую, о своих ощущениях, откуда я, зачем, куда я двигаюсь.

Если бы вы спросили, для кого я работаю, я бы ответил, как физик Ландау: за государственный счет удовлетворяю собственное любопытство.

— Вы сказали про хорошие образцы театра. Как считаете, хороших образцов на данный момент больше, чем плохих?

— Знаете, я пристрастен и совсем взрослый, я уже дедушка, у меня две внучки. И как в песне Высоцкого: «Я очень много знаю, чего я не люблю».

У меня есть такие формулировки: «не мой театр», «не мое кино», «не моя живопись». Это не значит, что она не должна быть. Если они существуют, значит, востребованы. Искусство прекрасно тем, что субъективно.

— Какой ваш внутренний рейтинг, первая тройка театров?

— Театр Вахтангова, театр Вахтангова, театр Вахтангова.


— По-моему, самое главное — получать удовольствие и считать театр, в котором работаешь, лучшим?

— Безусловно. Я не лишен любопытства, смотрю и Художественный театр, и «Табакерку». Работаю в спектакле с Виктором Сухоруковым, который работает в «Моссовете». Стараюсь не пропустить премьеры в театре Пушкина. Сын мой работает в театре Маяковского. Стараюсь смотреть все, но сердце мое находится в другом месте.

2.jpg

— Вы сказали, что искали для себя работу, в которой будете заняты 24 часа. И нашли ее. Вы дома бываете, с внучками общаетесь?

— Стараюсь. Актер — это способ жизни. Я стараюсь это делать, но, конечно, хотелось бы почаще и побольше. Но воспитание, если вы об этом... Я детей своих воспитал, пусть они теперь внуков воспитывают, а я буду «дедушкой-радостью», который все позволяет.


— Балуете?

— А как же! Две девочки же. Старшая у меня — дочь, а так рядом были два сына. Мальчишки совсем другие в детстве. Поначалу привозил чемоданы из-за границы со всякими платьицами, это так интересно выбирать.


— Помимо актерской деятельности, вы еще и с удовольствием занимаетесь кино. И совсем скоро выходит фильм с вашим участием. Что это за картина?

— Легко и с удовольствием. Сценарием занимался пять лет. Я выступаю в двух ипостасях — продюсера фильма и исполнителя главной роли. Режиссер, Евгений Шелякин, снял такие умные комедии, как их определяют зрители, «ЧБ» и «Пятница». И это третий фильм режиссера. Я думаю, мы были настроены на одну волну. Фильм называется «Вечная жизнь Александра Христофорова» — в самом названии уже есть амбивалентность, мы зрителю намекаем, что все-таки будет очень шутливый разговор об очень серьезных вещах в жизни каждого человека. Такие истории начинаются с того, что человеку приснился сон, что к нему на панихиду не пришли ни друзья, ни родители, ни семья, а всего 2–3 сослуживца, да еще и доброго слова не сказали. В холодном поту он проснулся, а что дальше с ним произошло и как он свою жизнь изменил к лучшему, надо смотреть. Фильм только-только закончили, сейчас будем заниматься его продвижением. Выход его планируется в октябре.


— Правда ли, что краснодарцы чуть-чуть, но все-таки причастны к этому.

— Это абсолютно не большой секрет, потому что мне хочется все-таки очень правильно его завернуть и подать, потому что не только содержание, но и упаковочка имеют значение. И я еду к своим коллегам, которые доносят результат нашего труда, волнений и тревог зрителям. Они очень точно знают, как нужно позиционировать кино.


— Вы говорите, что здорово, когда зритель определяет формат фильма. А для этого фильма вы определите формат зрителя? Для кого он?

— Для самой широкой аудитории, я абсолютно точно говорю. У нас есть и молодое поколение, есть и старшее поколение в фильме, есть тревоги и заботы молодежи, несогласие со старшими. И как итог — возможность договориться, понять друг друга, принять и пойти дальше. Так что это семейный фильм.


— Как вы относитесь к тому, что так резко, быстро меняется в целом кинематограф в нашей стране? Для вас это плюс или минус?

— Я очень рад успехам последнего года, рад «Движению вверх», рад успехам «Аритмии» и «Нелюбви». Видите, я называю совершенно разный фильмы. Рад и нашим мультфильмам.

Зритель стал нам опять доверять, голосовать рублем в не очень жирное время. Мы еще чувствуем отрыжку кризиса, но касса российских фильмов растет год от года.

— И «Движение вверх» все рейтинги побил.

— Конечно. В апреле мы начали съемки в Санкт-Петербурге — «Новые истории» Алексея Красовского, снявшего «Коллектора». Это будет его вторая картина с емким названием Elephant. История о детском писателе, который 30 лет назад создал очень добрую детскую историю, и сейчас находится в определенном кризисе. Фильм о том, как он из кризиса выползает, — некая комедия.


— Вы в роли продюсера?

— И главного актера.


— Получается, у вас и кинопроцесс, и процесс в театре не заканчивается и не останавливается?

— Это все — составные части моей жизни, потому что актер — это способ жизни. Мне про это говорили мои мастера, в том числе Евгений Александрович Евстигнеев. Я долго этого не понимал, но когда понял, успокоился и стал просто работать. И абсолютно точно знаю, зачем я это делаю. Да, я не работаю на как таковой результат, мне процесс тоже очень интересен.


— Вы профессиональный актер театра и кино, но еще и продюсер. А это уже руководство над проектом. Еще вы были президентом анимационной студии — 124 человека в подчинении. Быть руководителем и актером — это ведь абсолютно разные вещи.

— Я научился с годами. Это как в начале карьеры, когда режиссер не показывает актеру playback, потому что актер сразу начинает смотреть себя. Не сцену, не кадр, не персонажа, а себя — как он выглядит. Особенно это касается прекрасной половины нашей профессии — это вообще беда: «Меня отсюда нельзя снимать», — а откуда же тебя снимать? И я научился, просто подхожу и смотрю компоновку кадра. Иногда себя ловлю на том, что актер плохо играет, а потом понимаю: «Да это же я! Господи, надо это поправить». Здесь нужен опыт помноженный на стаж.


— В вашей практике случалось, когда вы уже стали руководителем, совмещать должность и актерскую деятельность? Как в этом случае происходило общение с режиссером?

— В съемочный период — никогда не совмещал. Только во время подготовки — до первого съемочного дня. Спросите любого режиссера, дальше я — абсолютно послушный инструмент в его руках. Только на монтаже потом я могу что-то советовать. Великий Александр Наумович Митта был моим учителем с точки зрения перфекционизма в труде. Это у него называется «полное монтажное покрытие»: сцена снимается со всех точек. Даже если режиссер находится в некой правильной завиральной идее однокадровой съемки — Товстоногов определил режиссуру как злую волю и завиральные идеи, — я все равно прошу для себя: «Сними с другой точки». И такое полное монтажное покрытие может пригодиться. Бывает, что не пригождается. Но я, как продюсер, не жесток. Сейчас часто ругают продюсерский кинематограф как таковой, мол, даже мастера вроде Вадима Абдрашитова достаточно резко были настроены. Правда, в последнем интервью он сказал, что есть все-таки единичные случаи. Пожалуй, соглашусь с ним.

Я не понимаю, что такое неавторское кино. Любая картина все равно преследует некую авторскую интонацию. Другой вопрос, совпадает продюсер с режиссером или нет. Бывает, что мнения расходятся. И тогда надо понимать, что мы все же находимся в рынке, никто не отменял денежную составляющую, и окончательно за финансовый результат отвечает продюсер. И уже включается продюсерская воля.

— Вы сейчас много ездите по стране?

— Театр Вахтангова с федеральными гастролями мотается от Владивостока и Хабаровска до Санкт-Петербурга. По стране раз в два месяца куда-то выезжаю.


— Как вы относитесь к свободному времени, например, ко встрече с друзьями, общению?

— Очень положительно, этого не хватает в жизни. Но я не очень понимаю праздного времяпрепровождения.


— Какой отдых для вас идеален?

— Смена визуального ряда. Очень люблю шляться по музеям, мотаться по местам, где я не был — как у себя на родине, так и за рубежом. Есть и у нас места, которые можно посмотреть. Например, мы были на гастролях в Улан-Удэ. Байкал — это что-то невероятное.


— Какая мечта у вас на этот год в плане путешествий?

— Никогда не был в Хорватии, но на фото часто видел Дубровник, и мне интересно туда съездить. Но не знаю, получится или нет, загадывать абсолютно не буду. Иногда сваливаются какие-то интересные истории со стороны, и от них отказаться тяжело.


— Если путешествуете, то с семьей, в полном составе?

— Обязательно с семьей, но полным составом не получается. Дети уже выросли, мы этот период прошли. Когда они учились в школе, мы с женой, актрисой Лидией Вележевой, брали неделю и везли детей в Рим, Флоренцию, Париж, где был и экскурс по музеям. Я точно знаю, если слушать хорошую классическую музыку в юном возрасте, с годами ты ее будешь понимать. Если смотреть картины в подлиннике, это с возрастом дойдет. И я был абсолютно счастлив, когда на третьем курсе института мой старший стал хватать какие-то книги, которые мы привезли из Парижа, Флоренции. Говорю: «Что случилось?». А он: «Я же там был, все это видел! У меня там сейчас курс сидит, буду им рассказывать». Здорово ощущать, что приобщил детей к чему-то большому.

Рекомендуем

ГТРК «Кубань»

Мужчине требовался модульный протез бедра с внешним источником энергии.

Июля 21, 2018

Предположительный срок ее реализации — пять лет.

Июля 21, 2018

В выставочном комплексе прошел круглый стол, приуроченный ко Дню этнографа в России.

Июля 21, 2018

Турнир среди мужчин и женщин мировой серии Гран-при пройдет с 27 по 29 июля в Хорватии.

Июля 21, 2018

Утро добрым... бывает: летний Новосибирск

Наш Андрей Савенков отпуск проводит с пользой: он находится сейчас в Новосибирске, откуда и шлет всей Кубани привет. 

«Утро. Завтрак»: диетический торт Анастасии Ровнягиной

Во всем мире сегодня отмечают День торта. А вы знаете, что это лакомство может быть не только вкусным, но и полезным? 

«Удачный билет» на комедию «Моя жена — лгунья» отправился к хозяйке

Увидеть постановку можно будет 9 сентября в Музыкальном театре.

Химия большой игры: интервью с первым замминистра физкультуры и спорта Сергеем Мясищевым

Как создавался беспрецедентный футбольный праздник, что будет с инфраструктурным наследием чемпионата мира — 2018 и что конкретно дал стране и Кубани прошедший мундиаль? «Вести. Интервью» узнали.

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: news@kubantv.ru, + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».