loader

Центру грудной хирургии в Краснодаре исполнилось 15 лет. Как он появился, почему стал уникальным, как обстоят дела с кадрами и что такое кардиодесант, «России. Кубань» рассказал известный хирург и главный врач Краевой клинической больницы № 1 Владимир Порханов.

— Владимир Алексеевич, правда ли, что впервые жизнь человеку вы спасли еще в юности?

— Мне было лет 14, я уже начал заниматься медициной — еще в шестом классе отец привел меня к профессору Красовитову, и я понял, что это мое. Двоюродная сестра из Киева ходила в медучилище, и в мои руки попали книги по медицине, а потом отец отвел меня в госпиталь для инвалидов Великой Отечественной войны, где я впервые увидел операцию. Все это меня очень сильно впечатлило. А еще я постоянно читал журнал «Наука и жизнь» и знал, что такое искусственное дыхание «рот-в-рот». Как-то я поехал на море, и однажды при мне на берег вытащили мужчину, он тонул. Вокруг все засуетились, а я сказал: «Можно попробую?» Сделал ему искусственное дыхание и массаж сердца, и мужчина задышал — ожил.


— Наверное, это и есть то, что называют призванием?

— Нет, призвание — это кое-что другое. У меня две дочери. Одна — доктор наук, вторая — кандидат. Я как-то им сказал: «Девочки, вы должны учиться оказывать помощь, потому что вы врачи». И все врачи, с которыми работаю, даже офтальмологи и диагносты МРТ, обязательно умеют оказывать первую помощь. Впрочем, знать, как это делается, должны все — от этого может зависеть человеческая жизнь. Лет семь назад в Швейцарии женщинам наилегчайшего поведения выдавали разрешение на работу, только если они умели пользоваться дефибриллятором: пожилые мужчины очень часто доходили до остановки сердца, поэтому женщин обязывали проходить инструктаж по первой помощи.

DSC_0150.jpg

— Пару лет назад в одном из интервью вы рассказывали о визите губернатора Кубани в клинику, когда он попросил показать плохое и хорошее. С хорошим понятно, а с плохим? Какие есть недоработки?

— С действующим губернатором Вениамином Кондратьевым мы знакомы давно, еще с тех пор, когда он был в команде Александра Ткачева, с которым мы очень дружили. Когда мы делали обход с Ткачевым, я показал Александру Николаевичу 11-этажный корпус по улице Черкасской — гостиницу, которую начали было строить для Центра грудной хирургии, но потом все застопорилось. Я предложил возобновить стройку. Он ко мне подошел и говорит: «Владимир Алексеевич, давайте начнем». За много лет мы наш Центр грудной хирургии практически отвоевали. Ведь свой визит к нам Ткачев запланировал, как только стал губернатором. Мы пригласили его в этот центр и сделали так, что сначала он заехал с улицы 1 Мая и увидел современный приемный покой. Затем мы проехали в старый корпус, где в приемном покое не расползлись бы и две беременные божьи коровки — это был попросту коридор, потому что больница была построена в советское время, когда еще не было понятий реанимация, КТ, МРТ. Здание древнее, и Ткачев был просто в ужасе. Потом я снова показал ему новый современный приемный покой, который занимает не одну тысячу квадратных метров и соответствует всем международным нормам, показал реанимацию, ожоговое отделение. После было большое заседание с участием около 350 врачей. Там я рассказал, что после ремонта наша больница увеличила свою результативность в несколько раз — мы стали выписывать больше больных, количество инфарктов и инсультов снизилось, травм хоть и стало больше, но летальность при них уменьшилась.

Если раньше 69 % больных с политравмами гибли, то сейчас летальных случаев порядка 12 % — такой путь прошла больница, которую мы до сих пор постепенно приводим в порядок.


— А что еще нуждается в доработке?

— Например, у заезда со стороны 1 Мая, со стороны улицы Российской есть гаражи, которые нельзя вынести, и там застройка. Еще есть проблемы у другой больницы — Центра функциональной хирургической гастроэнтерологии, который был построен без проекта. На строительство потрачено огромное количество денег, но центр закрыли, хотя я предупреждал, что делать этого не надо, а лучше передать в другие руки и назвать иначе. Но центр закрыт и записан на баланс больницы. Я считаю это проблемой, его надо привести в порядок. Но сейчас мы все деньги, заработанные на платных услугах, тратим на создание мощного реабилитационного корпуса. Еще одна проблема — это федеральный Центр травматологии и ортопедии, в который наш край вложил 500 миллионов, чтобы построить нулевой цикл. И мы настояли на том, чтобы построить его возле нашей больницы, а не бог знает где. Я хотел создать целый медицинский кластер — это правильный подход, во всем мире лучше всего работают именно многопрофильные больницы. Значит, край потратил крупную сумму, но все остальное делали федералы — они и завезли строительные кубики, пораженные грибком. И Онищенко, который возглавлял тогда санэпидрежим страны, сказал, что работать в таком здании нельзя, это опасно.


— И здание совсем никуда не годится?

— Грибок никуда не делся. Мы тогда этот вопрос поставили на высоком уровне. Я говорил неоднократно, что 200 миллионов стоит вывезти все и сжечь. Однако мы после этого открыли свой центр, который делает больше операций, чем Федеральный центр травматологии и ортопедии — там только название «травматология», а на деле лишь плановая хирургия, то есть эндопротезы и операции на позвоночнике.

Наш центр, куда входит три отделения травматологии и одно отделение хирургии позвоночника, делает 3 600 операций на суставах в год, 2 400 — на позвоночнике. И еще столько же делаем по поводу травм. Каждый день к нам поступают 12–16 больных. Упал с 12-го этажа, попал между КамАЗом и фурой, в мотоцикл въехал — с переломами шеи, бедер и прочего везут к нам.

— Насколько известно, губернатор Кубани собирается поднять на высшем уровне  вопрос о реконструкции второй очереди Краевой клинической больницы?

— Да, губернатор уже писал президенту с просьбой выделить 15 миллиардов на завершение строительства — это письмо пришло Путину в 2015 году. Он своим размашистым почерком написал министру здравоохранения Голодец: «Прошу рассмотреть», — она ответила, что пока денег нет. Но мы ждем. Вторая очередь начата, вырыт котлован. Денег нет, но мы должны все закончить.


— Владимир Алексеевич, расскажите, как появился Центр грудной хирургии, которому накануне исполнилось 15 лет.

— Для нас это большая дата. Все эти годы — как один день. Будто вчера мне позвонили и предложили возглавить заведение, которое строится на улице Российской и входит в состав Краевой клинической больницы. Тогда у меня было сразу несколько условий, но главное — больница должна быть отдельным юрлицом и называться Центром грудной хирургии. Обсуждение этих условий продолжалось несколько недель, месяцев, а потом доложили об этом Александру Ткачеву. И люди, которые возглавляли Краевую клиническую больницу, — прекрасный хирург и профессор Мануйлов и его учитель профессор Оноприев — хотели бы все это прихватить и заниматься своей любимой гастроэнтерологией. Конечно, это важнейшая вещь, в медицине важно все. Но больше всего жизней уносят заболевания сердечно-сосудистой системы. А у нас специализированной больницы не было.

DSC_0139.jpg

— Насколько я помню, тогда центр был совсем не готов принимать больных.

— Он стоял без окон, без дверей — в таком состоянии здание находилось 13 лет. Его предстояло превратить в клинику, где можно делать сложнейшие операции. Александр Ткачев нашел деньги и достроил. А отдельным юрлицом больницу надо было сделать для того, чтобы я мог сам набирать настоящих профессионалов. И чтобы там не оказалось некоторых людей из бывшего руководства этого центра, не буду называть фамилии. Мои требования удовлетворили. Я добился того, что смог приглашать врачей из Москвы, Санкт-Петербурга, Сибири. Добился, чтобы им давали квартиры и достойную зарплату. На всем мы почти сошлись, но потом началось... Разве можно совмещать хирургию сердца и хирургию легких в одной больнице? Мы написали ведущим мировым специалистам, в лучшие клиники, где нам ответили, что так и делается повсеместно. Отделение хирургии сердца, отделение хирургии легких, реанимационное отделение — все работает вместе. После этого вышел приказ, и меня назначили главным врачом Краевой клинической больницы № 4, Центра грудной хирургии. Мы начали искать людей. И те, кто пришел работать к нам, слегка побаивались. Мне говорили: «Как вы работаете? Вы же демоническая натура». Я работаю день и ночь и требую, чтобы все было нормально. И за это я могу, извините, спросить. Мягко выражаясь.


— И кто к вам пришел в команду?

— Мне подсказали двух кардиохирургов из Питера — Колягина и Барбухатти. С Кириллом Барбухатти мы прообщались двое суток. Мне понравилось, как он говорит, как держит руки. И он согласился работать. Есть кардиохирурги, которые занимаются только клапанами или только коронарными сосудами. А наш кардиохирург должен был заниматься и тем, и другим. Кирилл как раз такой. Вскоре центр открылся. Все торакальные хирурги пришли со мной из 2-й, в то время городской, больницы, пришли онкологи, анестезиологи, медсестры, санитарки. Со многими из них мы работаем уже по 30 лет, и я им очень благодарен. Мы команда. В какой-то момент мы делали до 50 операций в день, это небывалая цифра, и многие начальники из Москвы просто не могли в это поверить. Но мы им все показали на деле, — и в Краснодар отовсюду начали приезжать люди.


— Правда ли, что с юбилеем центра вас поздравил главный кардиохирург страны Лео Бокерия?

— Я специально вам сейчас зачитаю его послание: «Вспоминаю свой визит в Краснодар, когда еще не было Центра грудной хирургии, и сопоставляю эти воспоминания с днем сегодняшним. Удивительно, что за 15 лет удалось достигнуть такого продвижения, такого прогресса, таких замечательных результатов.<...> Владимир Алексеевич сумел объединить в центре реально очень креативные силы. Сегодня нет раздела грудной и сердечно-сосудистой хирургии, которые не были бы развиты в вашем центре на очень высоком уровне. Это касается и врожденных пороков сердца, приобретенных пороков сердца, патологии аорты, большие успехи в разделе грудной хирургии, включая трансплантацию легких. Не могу не коснуться вопросов эффективного лечения жизнеугрожающих аритмий сердца. Сотни тысяч людей спасены в результате работы центра в течение 15 лет».


— Центр занимает второе место по числу трансплантаций сердца в России, второе место по количеству проводимых аортокоронарных шунтирований, третье место в стране по числу кардиохирургических операций на открытом сердце с применением искусственного кровообращения. Все эти цифры актуальны?

— Конечно. И очень приятно, что Лео Антонович Бокерия сейчас рекомендует главным специалистам отрасли следовать нашему опыту. Например, наш Кирилл Барбухатти раньше работал в академическом заведении — Центре академика Алмазова, это школа. Ее директор, академик Шляхто, приехал посмотреть, как мы работаем в Краснодаре. И если раньше они нас опережали, то сейчас догоняют. Мы всегда занимали высшие позиции рейтинга по кардиохирургии — и это из 270 клиник.

Врачи должны быть интеллигентами в том, старом понимании. Взять хотя бы фотографии докторов прошлых веков: как они одеты? А сейчас иногда смотришь — бандит бандитом в джинсах приспущенных, хотя и неплохой парень. Так нельзя. Недавно мой ученик приехал из Шанхая, где был на стажировке в современной торакальной клинике, и показал фотографии сотрудников — все в рубашках, галстуках, пиджаках.

— Не было мысли выпустить книгу, где будут собраны только отзывы о больнице за последние, скажем, 10 лет?

— У меня пока есть дела поважнее. Если я не занят, то читаю, занимаюсь с внуками. А так почти все время на работе — просыпаюсь в 5:00, на работе уже в 6:30. И каждый день, каждый час слежу в онлайн-режиме, что творится у меня в больнице, вижу все реанимации. Смотрю с помощью мобильного телефона через видеокамеры в больнице, как идут операции. Я обязал делать то же самое всех заведующих и врачей, они должны знать, что творится в их отделениях.


— Как вы считаете, врач каждый день должен заниматься самообразованием, научной деятельностью?

— Каждый, кто работает у нас, просто обязан заниматься и самообразованием, и научной работой, публиковаться в научных журналах.

Мы учим наших врачей, потому что наш хирург должен быть поливалентным, уметь оперировать всё.

— Расскажите про краевую акцию — про ваш «Кардиодесант».

— У нас есть четыре машины, которые помогают нам проводить диспансеризацию — врачи на этих мощных автомобилях выезжают в районные больницы, смотрят больных, которых не досматривают иногда на местах. Так мы проводим профилактику, несмотря на то, что регулярно делаем сотни операций — иногда до 300 в день.

DSC_0164.jpg

— Приведу вашу цитату: «Люди, которые учатся на бюджете, должны отработать на благо государства». Сколько молодых врачей сейчас трудится в вашей больнице? Как вы оцениваете их качество и количество?

— У нас в регионе огромная нехватка врачей! При этом перебор врачей в столицах. Даже в Краснодаре мы принимаем мораторий на прием врачей, потому что к нам они идут-идут, а в районы — нет. Чтобы больной мог попасть в наш центр, в районе его должны качественно обследовать и выдать направление на операцию. Но к нам приходят толпы людей, из которых только 5 % показано оперативное вмешательство. Но все идут, создают очереди, и если есть очередь, то она будет выполнена в один день. «Как вы быстро принимаете больных!» — удивляются. Конечно, быстро — потому что у нас работает четкая система. Но обследовать больных должны на местах, чтобы им не приходилось ехать к нам зря.


— А в чем причины кадровых проблем?

— Многие врачи уходят в частные клиники, в разные фирмы, где получают в пять раз больше, чем доктора в государственных больницах. В свое время я вот не поехал по направлению, потому что меня пригласили сразу после института в крайтубдиспансер работать торакальным хирургом, и я ходил туда в кружок, писал работы. Сейчас за хорошую учебу тоже направляют в ординатуру, и не надо никуда ехать. А кто учился средне, должен поработать, отдать свой долг и набраться опыта. Но бывает и блестящая молодежь, которая с первого курса ходит к нам на дежурства. Когда будущий врач начинает работать с первого курса медбратом или санитаром — это замечательно, я и сам все это прошел.

Люди должны много-много работать. На западе люди работают больше — и получают больше. Думаю, у нас будет так в самом скором времени.

Рекомендуем

К будущим покорительницам и покорителям неба сегодня в гости приехал глава региона Вениамин Кондратьев.

Февраля 22, 2018

Пятеро пострадавших, в том числе несовершеннолетняя девочка и мальчик-подросток, находились в частном доме, расположенном в Темрюке по улице Советской.

Февраля 22, 2018

Евгений Филиппов дал четыре важных совета жителям и гостям Краснодарского края.

Февраля 22, 2018

Патриотическую акцию ко Дню защитника Отечества проводят активисты Общероссийского народного фронта по всей  России.

Февраля 22, 2018

Грамотный прием: интервью с главным врачом краснодарской ветклиники Татьяной Шмелевой

Так вышло, что качество ветуслуг не зависит от того, в государственную клинику обратился хозяин питомца или в частную. Зато разница в цене будет ощутимой.

Вверх по радуге: сколько стоит кремация домашних животных в Краснодаре

В южной столице нет официального кладбища для умерших домашних любимцев — здесь работает всего один крематорий, но и он частный. 

Профилактика, вакцинация, контроль: где в Краснодаре учат на ветеринаров и ветинспекторов

Важнейшая тема для ветеринаров Кубани сегодня — биологическая безопасность животных и профилактика болезней. И это касается в первую очередь сельского хозяйства.

Что делать, если питомец пострадал в ветклинике

Если ваши кошка или собака пострадали или погибли в ветклинике, не молчите — в управлении ветеринарии Краснодара работает комиссия, на которой рассматривают конфликтные ситуации.

Россия. Кубань

Государственный Интернет-Канал «Россия»

Свидетельство о регистрации Эл № ФС 77-59166 от 22.08.2014 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор).

Федеральное государственное унитарное предприятие «Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания»

Главный редактор — Елена Валерьевна Панина

Филиал ФГУП «ВГТРК» «ГТРК «Кубань»

Редактор ГТРК «Кубань» — Евгения Николаевна Кавун

Контакты редакции ГТРК «Кубань»: news@kubantv.ru, + 7 (918) 35-55-293

Для аудитории старше 16 лет

Все права на любые материалы, опубликованные на сайте, защищены в соответствии с российским и международным законодательством об интеллектуальной собственности. Любое использование текстовых, фото-, аудио- и видеоматериалов возможно только при наличии активной индексируемой гиперссылки на сайт ГТРК «Кубань».